Иконы Выставки Музей События Места Связь

                                        

                       

         
             

 

                                    "Северные письма" - сокровище и загадка

 

     Большеглазые, многоцветные, в диковинных пышных убранствах - они иной раз кажутся пришельцами из каких-то неведомых стран. Но это наши, русские иконы, просто из далёкой глухомани, рождённые народным искусством XVII-XVIII столетий.

   На суровом фоне северного мира они горели, как экзотические цветы. Кто авторы этих вещей? Неизвестно, они почти всегда анонимны, хотя за каждой виден индивидуальный талант. Что вдохновляло мастеров, служа образцами? Тоже не всегда понятно. Древние новгородские и строгановские традиции, народное узорочье, столичное живоподобие и барокко сплавлялись по неповторимому рецепту и так преображались личностью художника, что "обратного адреса" этих шедевров подчас уже не разглядеть.

  Но всегда можно с увереностью констатировать – "Север". Тут не ошибёшься. Это искусство обязательно будет транслировать «центральные» явления на невероятный манер. Если лик, например, ещё по-средневековому плоскостный, но с оживающим следящим взором и яркими белками глаз на тёмном эбеновом "эфиопском" фоне, пропорции фигуры  «идолообразно» монументальны или же, напротив, оживающе-экспрессивны, драпировки блещут туземной первобытной роскошью, ландшафт напоминает пейзажи сновидений — перед нами северная икона, неповторимый феномен древнего наследия.

  Удивительно, что в суровой крестьянско-промысловой вселенной Севера - этом, на первый взгляд, царстве лишённости, требующем сверх-рационального распределения каждой крохи драгоценной энергии - родилось столь иррациональное искусство, своим буйным цветением словно опрокидывающее любой практицизм, любое прямолинейное понятие "пользы".

  Казалось бы, холодный мир мог породить лишь «по-лютерански» скудную культуру (максимум - алтарная преграда в одну доску да пара элементарных знаков святости...). Нет, семиярусные иконостасы (и каждый ярус – в человеческий рост!) не просто непомерной высоты и ширины, но и заворачивающие на боковые стены, загибающиеся на повал шатра, продолжающиеся гигантскими композициями расписных "небес"! Сейчас, после нашествия (только это слово и остаётся в словаре, когда странствуешь по разорённым северным храмам, от одной пустоты к другой), почти невозможно представить себе ту мощь воздействия, что оказывали эти интереьеры в эпоху их созидания. Сокрушительное впечатление порождалось красотой как таковой в совокупности с чувством "невозможности" её существования, её бытия "вопреки" суровости окружающего мира. Вообразим коралловый атолл в его роскошной вегетации, только сияющий своими красками посреди не тропического, но  арктического моря... Вот метафора и северного иконописного наследия, и – шире - прославляемого им человеческого духа как парадоксальной «гремучей» смеси кроткого смирения и героического величия. 

Трагедия ХХ века разрушила этот мир почти до основания, но где-то, по выражению Вл. Солоухина, чудом уцелели отдельные "блёстки". В 1960-70-е, светлейшие годы советского проекта, в светлых головах появилось осознание того, что драгоценные остатки иконописи Севера – не просто россыпь духовного золота, но и жила русской уникальности, идентичности. Ведь, в отличие от пушнины, руды, еловой древесины и бокситов, наличествующих и дальше – от Скандинавии до других планет - подобного нашим иконам нет больше на свете. Тонкий драгоценный ручеёк, налаженный "старателями" той поры, к нашему времени неоднократно изменил своё направление, характер, эквивалентность, но до конца не иссяк. Каждое открытие новой северной иконы в мире искусствоведов, антикваров и коллекционеров – маленькое чудо. Ввиду оскудения, исчерпанности, конечности всего и вся, это чудо всякий раз воспринимается как последнее. И всё же оно происходит – ещё и ещё.  

 

 

 


 

 


 

 

 

 


Связь: +7 (926) 842-15-79, ilyaborovikov@yandex.ru. Адрес: г.Москва, ул. Верхняя Масловка, д.18
ОБРАТНО